26 марта 2015 г. состоялась очередная встреча с журналистами Губернатора края Александра Карлина – «Медиалог», где было озвучено мнение по вопросу открытия весенней охоты в Алтайском крае в 2015 году. В частности Александр Карлин заявил: «Не будет охоты на боровую и водоплавающую дичь. Будет разрешена охота только на перелётного гуся, который не гнездится на территории Алтайского края. Таким образом, весенняя охота будет, но она не должна причинить никакого вреда пернатым, которые будут потом проживать на территории региона». Обращаем внимание Губернатора на следующие факты и обстоятельства, по которым открывать весеннюю охоту на гусей категорически нельзя: На Общественном совете по вопросам экологической безопасности при Губернаторе Алтайского края, состоявшемся 23.03.2015 г. под председательством Александра Лукьянова, членами Совета и приглашёнными экспертами были приведены исчерпывающие доводы о невозможности открытия в этом году весенней охоты на водоплавающую дичь (к которой относятся охотничьи виды гусей). За запрет охоты проголосовали 13 присутствовавших на заседании членов Совета, кроме того заместителю Губернатора Александру Лукьянову были переданы письменные заявления ещё 5-ти членов Совета, также высказавшихся против весенней охоты. Таким образом, за запрет весенней охоты проголосовало 18 членов Совета. Не поддержали запрет охоты только 4 человека. В сроки, когда предполагается открытие весенней охоты (11 апреля), на территории края происходит не только пролёт гусей (гуменник, белолобый гусь), гнездящихся в северных регионах Западной Сибири, но и прилёт серого гуся, гнездящегося на территории Алтайского края. В соответствии с Приказом Минприроды России от 16 ноября 2010 г. № 512 «Об утверждении Правил охоты» (п. 54.6) с этого года весенняя охота на серых гусей запрещена. Отличить серого гуся в полёте от других видов гусей даже опытному охотнику крайне трудно, а неопытному – практически невозможно. Следовательно, при весенней охоте неизбежно будут отстреливаться и серые гуси. Таким образом, открытие охоты на гусей создаст условия для всеобщих нарушений правил охоты в Алтайском крае. Вместе с пролетающим через край белолобым гусем мигрирует гусь пискулька, занесённый в Красную книгу России и находящийся на грани вымирания. Распознать пискульку и белолобого гуся способны только опытные орнитологи. Кроме того, через Алтайский край проходит пролёт гуся гуменника, два подвида которого (восточный тундровый и восточный таёжный) сократили свою численность до критического уровня и будут внесены в ближайшее издание Красной книги России. Внешне подвиды гуменников практически неотличимы. Открывать охоту на пролётных гусей в Алтайском крае – значит ставить под выстрел и исчезающие виды птиц. У всех видов гусей самцы и самки окрашены одинаково и внешне неразличимы. Следовательно, при весенней охоте отстреливаются как самцы, так и самки гусей. В отличие от других птиц – объектов весенней охоты, все виды гусей – строгие моногамы, то есть пары создаются у них на всю жизнь, и оба родителя участвуют в воспитании птенцов. Гибель только одной птицы из пары – это загубленное потомство из 5-7 гусят. В погоне за сиюминутной выгодой некоторые охотхозяйства настойчиво лоббируют открытие весенней охоты – охоты в период размножения птиц. Разве можно назвать такой подход рачительным, а такое хозяйствование устойчивым? Ведь при сохранении существующей динамики численности водоплавающих птиц, скоро и осенью станет охотиться не на что! Или осенью, равно как и в будущие годы, деньги охотпользователям будут уже не нужны? Что-то в таком подходе есть от известного «после нас хоть трава не расти». Пересекая государственную границу России и двигаясь с юга на север к местам гнездования, стаи белолобых гусей и гуменников вынуждены прорываться через заградительный огонь из охотничьих ружей сначала в Алтайском крае, затем в Новосибирской и Кемеровской областях, в Томской области и далее. Встречая птиц зарядами свинца в каждом регионе, охотники не только убивают готовых к размножению гусей, разбивают семейные пары, но и не дают отдохнуть и спокойно покормиться уставшим от дальнего перелёта птицам. Успешность размножения всё же достигших мест гнездования, но измождённых постоянным преследованием гусей многократно снижается, что убедительно доказано специалистами. Это тоже одна из причин критического падения численности гусеобразных по всей стране. Среди охотников бытует мнение, что весенняя охота не причиняет вреда, если она проводится на пролётных – «не наших» птиц. Давайте вдумаемся, что значит «не наши» птицы? Разве тундры Якутии, Красноярского края или Ямало-Ненецкого автономного округа, где выводят потомство некоторые виды гусей и казарок находятся не в России? Делить птиц на «наших» и «чужих» нелепо, ведь им неведомы не только административные, но и государственные границы. Недопустимость весенней охоты на водоплавающую дичь (и в первую очередь – на гусей) с каждым годом осознаётся во всё большем числе регионов России. В этом 2015 году весенняя охота уже закрыта: в центральных и южных районах Красноярского края, а также в Астраханской и Ростовской областях, Краснодарском крае, Республике Северная Осетия. Обсуждается этот вопрос и в Забайкальском крае. Закрывая весеннюю охоту на протяжении последних трёх лет, Алтайский край служит примером для других регионов России. В 2014 году Губернатору было передано 568 подписей учёных и специалистов из Алтайского края и соседних регионов, однозначно высказавшихся за прекращение охоты на птиц в период их размножения. Мнение о запрете весенней охоты поддержали практически в полном составе: Институт водных и экологических проблем СО РАН; Институт систематики и экологии животных СО РАН; Биологический и Географический факультеты Алтайского госуниверситета; профильные специалисты аграрного и технического университетов; представители других профильных НИИ и кафедр ВУЗов. В том же 2014 году в Общественной палате Российской Федерации состоялись слушания, где обсуждались проблемы весенней охоты и стремительного сокращения популяций водоплавающих птиц. Итогом слушаний стали рекомендации Общественной палаты РФ, разработанные при участии Союза охраны птиц России, Рабочей группы по гусеобразным Северной Евразии, ведущих экспертов страны по водоплавающим птицам. В числе прочего было рекомендовано: объявить пятилетний мораторий на весеннюю охоту в регионах юга Западной Сибири, в том числе в Алтайском крае; полностью запретить весеннюю охоту на все виды гусей. Кстати, немаловажно и то, что Общественная палата Алтайского края в связи с особыми обстоятельствами, к которым и относится снижение численности водоплавающих, тоже поддерживает полный запрет весенней охоты. И в этом году такое письмо за подписью председателя Палаты Льва Коршунова было отправлено Губернатору Алтайского края. Надеемся, что Александр Карлин прислушается к мнению специалистов, Общественной палаты, Общественного совета при нём самом, не станет делить птиц на «наших» и «чужих», и закроет весеннюю охоту в Алтайском крае, как он это делал три последних года подряд. Обращаемся также к настоящим охотникам – патриотам своей Родины, тем, кто не просто любит палить из ружья, а ценит само общение с живой природой, особенно в период её весеннего пробуждения, тем, кто думает о будущем. Не расчехляйте ружья весной! Давайте возьмём в руки фотоаппараты, давайте поможем добросовестным егерям (их немало!), сделаем искусственные гнездовья для уток, развесим новые гоголятники. Давайте проявим гражданскую позицию и выйдем в рейды, и, пока власти рассуждают о восстановлении общественной охотничьей инспекции, будем выявлять и пресекать случаи браконьерства, используя возможности, которые даёт нам действующее природоохранное законодательство.26 марта 2015 г. состоялась очередная встреча с журналистами Губернатора края Александра Карлина – «Медиалог», где было озвучено мнение по вопросу открытия весенней охоты в Алтайском крае в 2015 году. В частности Александр Карлин заявил: «Не будет охоты на боровую и водоплавающую дичь. Будет разрешена охота только на перелётного гуся, который не гнездится на территории Алтайского края. Таким образом, весенняя охота будет, но она не должна причинить никакого вреда пернатым, которые будут потом проживать на территории региона». Обращаем внимание Губернатора на следующие факты и обстоятельства, по которым открывать весеннюю охоту на гусей категорически нельзя: На Общественном совете по вопросам экологической безопасности при Губернаторе Алтайского края, состоявшемся 23.03.2015 г. под председательством Александра Лукьянова, членами Совета и приглашёнными экспертами были приведены исчерпывающие доводы о невозможности открытия в этом году весенней охоты на водоплавающую дичь (к которой относятся охотничьи виды гусей). За запрет охоты проголосовали 13 присутствовавших на заседании членов Совета, кроме того заместителю Губернатора Александру Лукьянову были переданы письменные заявления ещё 5-ти членов Совета, также высказавшихся против весенней охоты. Таким образом, за запрет весенней охоты проголосовало 18 членов Совета. Не поддержали запрет охоты только 4 человека. В сроки, когда предполагается открытие весенней охоты (11 апреля), на территории края происходит не только пролёт гусей (гуменник, белолобый гусь), гнездящихся в северных регионах Западной Сибири, но и прилёт серого гуся, гнездящегося на территории Алтайского края. В соответствии с Приказом Минприроды России от 16 ноября 2010 г. № 512 «Об утверждении Правил охоты» (п. 54.6) с этого года весенняя охота на серых гусей запрещена. Отличить серого гуся в полёте от других видов гусей даже опытному охотнику крайне трудно, а неопытному – практически невозможно. Следовательно, при весенней охоте неизбежно будут отстреливаться и серые гуси. Таким образом, открытие охоты на гусей создаст условия для всеобщих нарушений правил охоты в Алтайском крае. Вместе с пролетающим через край белолобым гусем мигрирует гусь пискулька, занесённый в Красную книгу России и находящийся на грани вымирания. Распознать пискульку и белолобого гуся способны только опытные орнитологи. Кроме того, через Алтайский край проходит пролёт гуся гуменника, два подвида которого (восточный тундровый и восточный таёжный) сократили свою численность до критического уровня и будут внесены в ближайшее издание Красной книги России. Внешне подвиды гуменников практически неотличимы. Открывать охоту на пролётных гусей в Алтайском крае – значит ставить под выстрел и исчезающие виды птиц. У всех видов гусей самцы и самки окрашены одинаково и внешне неразличимы. Следовательно, при весенней охоте отстреливаются как самцы, так и самки гусей. В отличие от других птиц – объектов весенней охоты, все виды гусей – строгие моногамы, то есть пары создаются у них на всю жизнь, и оба родителя участвуют в воспитании птенцов. Гибель только одной птицы из пары
22ee
– это загубленное потомство из 5-7 гусят. В погоне за сиюминутной выгодой некоторые охотхозяйства настойчиво лоббируют открытие весенней охоты – охоты в период размножения птиц. Разве можно назвать такой подход рачительным, а такое хозяйствование устойчивым? Ведь при сохранении существующей динамики численности водоплавающих птиц, скоро и осенью станет охотиться не на что! Или осенью, равно как и в будущие годы, деньги охотпользователям будут уже не нужны? Что-то в таком подходе есть от известного «после нас хоть трава не расти». Пересекая государственную границу России и двигаясь с юга на север к местам гнездования, стаи белолобых гусей и гуменников вынуждены прорываться через заградительный огонь из охотничьих ружей сначала в Алтайском крае, затем в Новосибирской и Кемеровской областях, в Томской области и далее. Встречая птиц зарядами свинца в каждом регионе, охотники не только убивают готовых к размножению гусей, разбивают семейные пары, но и не дают отдохнуть и спокойно покормиться уставшим от дальнего перелёта птицам. Успешность размножения всё же достигших мест гнездования, но измождённых постоянным преследованием гусей многократно снижается, что убедительно доказано специалистами. Это тоже одна из причин критического падения численности гусеобразных по всей стране. Среди охотников бытует мнение, что весенняя охота не причиняет вреда, если она проводится на пролётных – «не наших» птиц. Давайте вдумаемся, что значит «не наши» птицы? Разве тундры Якутии, Красноярского края или Ямало-Ненецкого автономного округа, где выводят потомство некоторые виды гусей и казарок находятся не в России? Делить птиц на «наших» и «чужих» нелепо, ведь им неведомы не только административные, но и государственные границы. Недопустимость весенней охоты на водоплавающую дичь (и в первую очередь – на гусей) с каждым годом осознаётся во всё большем числе регионов России. В этом 2015 году весенняя охота уже закрыта: в центральных и южных районах Красноярского края, а также в Астраханской и Ростовской областях, Краснодарском крае, Республике Северная Осетия. Обсуждается этот вопрос и в Забайкальском крае. Закрывая весеннюю охоту на протяжении последних трёх лет, Алтайский край служит примером для других регионов России. В 2014 году Губернатору было передано 568 подписей учёных и специалистов из Алтайского края и соседних регионов, однозначно высказавшихся за прекращение охоты на птиц в период их размножения. Мнение о запрете весенней охоты поддержали практически в полном составе: Институт водных и экологических проблем СО РАН; Институт систематики и экологии животных СО РАН; Биологический и Географический факультеты Алтайского госуниверситета; профильные специалисты аграрного и технического университетов; представители других профильных НИИ и кафедр ВУЗов. В том же 2014 году в Общественной палате Российской Федерации состоялись слушания, где обсуждались проблемы весенней охоты и стремительного сокращения популяций водоплавающих птиц. Итогом слушаний стали рекомендации Общественной палаты РФ, разработанные при участии Союза охраны птиц России, Рабочей группы по гусеобразным Северной Евразии, ведущих экспертов страны по водоплавающим птицам. В числе прочего было рекомендовано: объявить пятилетний мораторий на весеннюю охоту в регионах юга Западной Сибири, в том числе в Алтайском крае; полностью запретить весеннюю охоту на все виды гусей. Кстати, немаловажно и то, что Общественная палата Алтайского края в связи с особыми обстоятельствами, к которым и относится снижение численности водоплавающих, тоже поддерживает полный запрет весенней охоты. И в этом году такое письмо за подписью председателя Палаты Льва Коршунова было отправлено Губернатору Алтайского края. Надеемся, что Александр Карлин прислушается к мнению специалистов, Общественной палаты, Общественного совета при нём самом, не станет делить птиц на «наших» и «чужих», и закроет весеннюю охоту в Алтайском крае, как он это делал три последних года подряд. Обращаемся также к настоящим охотникам – патриотам своей Родины, тем, кто не просто любит палить из ружья, а ценит само общение с живой природой, особенно в период её весеннего пробуждения, тем, кто думает о будущем. Не расчехляйте ружья весной! Давайте возьмём в руки фотоаппараты, давайте поможем добросовестным егерям (их немало!), сделаем искусственные гнездовья для уток, развесим новые гоголятники. Давайте проявим гражданскую позицию и выйдем в рейды, и, пока власти рассуждают о восстановлении общественной охотничьей инспекции, будем выявлять и пресекать случаи браконьерства, используя возможности, которые даёт нам действующее природоохранное законодательство.