Мы встретили ее случайно: блестящая «синяя ракета» пронеслась вдоль берега над водой. «Зимородок!» — выкрикнул кто-то, и звук замер в тишине. Как завороженные мы смотрели на то место, где только что мелькнула и пропала эта птица, приковавшая к себе наши взгляды. А она уже была где-то далеко. Мы и рассмотреть-то ее не успели, куда уж там – вскинуть фотоаппарат и навести объектив. Птица птицей, но мы были в рейде с оперативной группой, и руководитель группы распорядился – двигаемся дальше. Далеко от места встречи с зимородком мы не ушли, когда услышали: двоим надо остаться в засаде. Такой шанс! Я была первой, кто вызвался. Добросовестно притаиться в засаде я так и не смогла – побежала туда, к зимородкам. Эти стремительные «синие молнии» летали над водной гладью Суры, переливами отражая солнце. Подойти к ним было непросто: сидя на ветке, птицы пугались каждого шороха. Казалось бы,  вот только зимородок сидел тут, а раз – и его уже нет, только синий отблеск мелькнул в глазах. Но так хотелось запечатлеть эту «летающую красоту»! И я кралась медленно, тихо, плавно, или так мне только казалось. Определяла по звуку: если слышу характерный «писк», значит зимородок где-то под обрывом, сидит. И вдруг вижу: красавец с рыбкой в клюве на ветке так близко, озирается по сторонам. Я – за фотоаппарат. Но только и видела синий отблеск – улетел. Вскоре наша группа уже шла обратно, и меня с собой забрали. Я горевала…, всю обратную дорогу я горевала об упущенном кадре, да и решила на следующий день отправиться сюда снова. Три дня подряд я вставала рано утром и отправлялась к берегу Суры в уже знакомое место. Устраивалась поудобнее в своей небольшой засидке на несколько часов ожидания. Не всегда мне сопутствовала удача, да и опыта подобной работы у меня пока мало. За это время удалось сделать только пару удачных кадров. Зато теперь я точно знаю самые излюбленные места этой пары зимородков. Поэтому, думаю, что обязательно вернусь сюда снимать их снова.Мы встретили ее случайно: блестящая «синяя ракета» пронеслась вдоль берега над водой. «Зимородок!» — выкрикнул кто-то, и звук замер в тишине. Как завороженные мы смотрели на то место, где только что мелькнула и пропала эта птица, приковавшая к себе наши взгляды. А она уже была где-то далеко. Мы и рассмотреть-то ее не успели, куда уж там – вскинуть фотоаппарат и навести объектив. Птица птицей, но мы были в рейде с оперативной группой, и руководитель группы распорядился – двигаемся дальше. Далеко от места встречи с зимородком мы не ушли, когда услышали: двоим надо остаться в засаде. Такой шанс! Я была первой, кто вызвался. Добросовестно притаиться в засаде я так и не смогла – побежала туда, к зимородкам. Эти стремительные «синие молнии» летали над водной гладью Суры, переливами отражая солнце. Подойти к ним было непросто: сидя на ветке, птицы пугались каждого шороха. Казалось бы,  вот только зимородок сидел тут, а раз – и его уже нет, только синий отблеск мелькнул в глазах. Но так хотелось запечатлеть эту «летающую красоту»! И я кралась медленно, тихо, плавно, или так мне только казалось. Определяла по звуку: если слышу характерный «писк», значит зимородок где-то под обрывом, сидит. И вдруг вижу: красавец с рыбкой в клюве на ветке так близко, озирается по сторонам. Я – за фотоаппарат. Но только и видела синий отблеск – улетел. Вскоре наша группа уже шла обратно, и меня с собой забрали. Я горевала…, всю обратную дорогу я горевала об упущенном кадре, да и решила на следующий день отправиться сюда снова. Три дня подряд я вставала рано утром и отправлялась к берегу Суры в уже знакомое место. Устраивалась поудобнее в своей небольшой засидке на несколько часов ожидания. Не всегда мне сопутствовала удача, да и опыта подобной работы у меня пока мало. За это время удалось сделать только пару удачных кадров. Зато теперь я точно знаю самые излюбленные места этой пары зимородков. Поэтому, думаю, что обязательно вернусь сюда снимать их снова.